Новости
О нас
Просьбы о помощи
Просьбы о донорах
Просьбы молитв
Просьбы в файле
Стань донором
Статьи
Дети творят
Гостевая книга
Обратная связь
Форум
Наши партнеры
Наши банеры
Полезные ссылки
Фото-галерея
Консультации врача

* Решетняк Аня. Новый курс - новый сбор.
* Димка Виноградов: новое обследование карапуза
* Никита Язан: ухо, МРТ и другие препятствия
* Влад Задорожний. Срочный сбор на МРТ суммой в 4 500 грн!
* Саша Архипов. С новыми силами в бой!

* Не нужно бояться: 10 мифов о раке
* Митрополит Сурожский Антоний: О Воскресении Христовом
* Архимандрит Савва (Мажуко): В страдании нас утешить невозможно. Но Христос — ответ на боль этого мира
* Протоиерей Николай Марковский - Коронавирус: запретят ли христианам причащаться?
* Священник Константин Камышанов: Разговор у границ смерти

* Маловик Сергей
* Деревицкий Артур
* Паслён Максим
* Семенец Саша
* Огарь Евгений
* Журенко Артем
* Куринной Евгений
* Старостин Максим
* Лысенко Злата
* Анцибор Дима

* ОХМАТДИТ. Потрібні донори-чоловіки з A(II) Rh+
* Детям в НИР требуется донорская поддержка!
* Донори в НИР 1-й группы на тромбоконцентрат

<Мониторинг тем>
<Монитор сообщений>
* Акинзео
* Иматиниб Иматеро 400 мг
* Купите Иматиниб Редивек по низкой цене в оригинальной упаковке. Всего одна упаковка. Оплата при получении
* Сандиммун 100мг и Энтокорт Будесонид 3 мг
* Кселода
* Золадекс
* Зелбораф 240мг
* Визан 28тб
* Копаксон 40мг
* Ливиал 28 тб

Рассылка от партнеров

Регистрация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня  
Забыли пароль?

Статьи -> Главная -> Юрий ГАЕВ: "Врачи объяснили, что у нашей дочери - острый лейкоз, в Украине ей помочь не смогут. а если через три дня не начать лечение, девочку мы потеряем..."
Статьи >> Главная >> Юрий ГАЕВ: "Врачи объяснили, что у нашей дочери - острый лейкоз, в Украине ей помочь не смогут. а если через три дня не начать лечение, девочку мы потеряем..."
  
Средняя оценка: voting  (Всего голосов:5  Суммарный балл: 9)
 

Юрий ГАЕВ: "Врачи объяснили, что у нашей дочери - острый лейкоз, в Украине ей помочь не смогут. а если через три дня не начать лечение, девочку мы потеряем..."

 

Жизнь четырехлетней запорожанке Катюше Давыдовой, страдающей тяжелейшим заболеванием крови, спасли белорусские медики

Еще днем 5 марта прошлого года Катюша чувствовала себя хорошо, играла с кошкой, а ночью пожаловалась на сильную боль в животике. Родители вызвали "скорую", и с подозрением на аппендицит ребенка отвезли в больницу. Врачи стали обследовать девочку. Взяли из пальчика кровь, увидев низкое содержание тромбоцитов, повторили анализ. Количество тромбоцитов было меньше нормы в три с половиной раза! Этот важнейший показатель крови снижался с каждым часом.

- Доченьку положили в реанимацию, она угасала на глазах: не могла ходить, постоянно плакала, температура под 40, живот болел, - говорит мама девочки Елена Давыдова. - Я была в ужасе! Катя - мой первый и долгожданный ребенок. Родила ее в 34 года. Муж в свое время 78 дней пробыл в чернобыльской зоне, имеет инвалидность, поэтому мы следили за здоровьем дочки, дважды в год она сдавала анализы. Значит, недуг развился за два-три месяца. Заведующая гематологическим отделением Запорожской областной детской больницы Тамара Мензелеева предположила, что у девочки острый лейкоз - тяжелейшее заболевание крови.

Об этом сначала сообщили отцу Кати. "Есть ли у нас надежда?" - спросил он. И услышал: "Только на Бога".

- Диагноз подтвердился. Тамара Мензелеева объяснила, что существует три методики лечения лейкоза: немецкая, московская и смешанная, - вспоминает, куря сигарету за сигаретой, папа девочки Григорий Давыдов, генеральный директор одного из запорожских предприятий. - В нашей стране врачи ими владеют, но не имеют необходимой материальной базы. И если через три дня не начать лечить Катю, мы ее потеряем... Нужно было срочно решать, куда везти ребенка. Подключились друзья, коллеги. Нашли в Интернете все об онкогематологии, обзвонили зарубежные клиники. Из возможных вариантов выбрали Детский онкогематологический центр Республики Беларусь.


Передавая Катю белорусским коллегам, доктор, сопровождавший ее, облегченно вздохнул: "Не думал, что довезу живой"

- Из немецкого города Мюнстера сообщили: "Везите ребенка, стоимость лечения - 100 тысяч долларов", - продолжает Григорий Давыдов. - Требовалось только официальное письмо Минздрава о том, что в Украине Катю не вылечат. Однако в министерстве сказали: "Мы еще не знаем, сможем помочь или нет". Оформить визы и прочие документы за пару дней было сложно. Но главное: везти Катю на самолете или машине врачи запретили. В пути были нужны лекарства, капельница, помощь врача, медсестры... Оставалась Беларусь.

Нам забронировали два купе на поезд "Симферополь- Минск". Всего за три минуты стоянки в Запорожье нужно было прокварцевать купе, занести ребенка в вагон, погрузить препараты. Начальник вокзала пропустил "скорую" с Катей на перрон, задержал состав на 12 минут, пока все не сделали. Нас сопровождала моя старшая дочь, она врач. Наблюдать за малышкой в дороге согласился заведующий реанимационным отделением Запорожской детской больницы Ь 5 Владимир Григорьев.

Всю дорогу до Минска - а это сутки - Катюша пролежала под капельницей. Из-за сильной интоксикации организма девочке вводили препараты для очистки крови. Для хранения лекарств больница выделила Давыдовым небольшой холодильник.

- У меня поднялось давление, но я понимал, что расслабиться не могу, - говорит папа. - Первый шок к тому времени прошел, была одна цель - довезти Катю. Мы не знали, что нас ждет. Перед выездом дал телеграмму белорусским партнерам, что едем, и все. Кстати, пассажиры попались отзывчивые. Узнав, куда и зачем направляемся, приглашали в Минске пожить у себя. Белорусские таможенники, услышав о больном ребенке, в его купе даже не зашли. А вот нашего таможенника еле уговорили надеть марлевую повязку...

На вокзале в Минске Давыдовых ждала "скорая". Передавая ребенка белорусским коллегам, Владимир Григорьев облегченно вздохнул: "Не верил, что довезу живой". В больнице, расположенной в поселке Боровляны в 25 километрах от белорусской столицы, в тот же день приступили к лечению. Родителям сказали: "Вы все сделали правильно. Еще сутки - и помочь было бы невозможно..."

В клинике Катя прошла несколько курсов терапии, в перерывах между ними жила с мамой в Боровлянах. Елена Давыдова была рядом с дочерью все восемь месяцев. О тамошнем центре рассказывает с восхищением.

- Эту клинику десять лет назад создали Австрия, Германия и Франция для ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, - говорит Елена Давыдова. - Там лечат детей из разных стран, белорусских - бесплатно. Сразу берут костный мозг на анализ по 14 параметрам, ставят диагноз, оказывают помощь. Еще в Запорожье, следуя немецкой методике, Тамара Мензелеева распорядилась, чтобы Кате вводили преднизолон. В клинике продолжили это делать. Там есть все необходимое для больных, пусть лекарство стоит хоть 250-300 долларов. Я как-то спросила главврача Ольгу Алейникову, не боится ли она, что выписанного препарата не будет. Она сказала: "Меня не интересует, где государство найдет деньги. Если я выписываю, значит, это необходимо ребенку". И ни разу не было случая, чтобы лекарства не оказалось.

Когда мы находились в больнице, в ней было чуть больше 100 человек. В каждой палате - трое детей, за ними нужен постоянный уход, поэтому мамы, независимо от возраста ребенка, всегда рядом. На ночь им ставят раскладушки. В каждой палате - душевая. Есть специальная родительская кухня с мойкой, газовой плитой, микроволновкой, набором посуды. Детям постельное белье меняют ежедневно, родителям - дважды в неделю.

Кормят четыре раза в день, постоянно разносят соки и фрукты. Родители питаются за свой счет. Но мне хватало того, что не съедала Катя. А ведь она была на гормонах и кушала за двоих! Я увидела: белорусское государство по-настоящему заботится о своем будущем.

"Для мам в клинике существует закон: хочешь поплакать - выйди"

- Елена, вы ничего не говорите о своих материальных расходах...

- Суточное пребывание иностранного ребенка в стационаре стоит 25 долларов. Лекарства идут отдельной статьей. Сама я ничего не покупала, но каждую неделю оплачивала счета, которые мне давали. Лечение Кати обошлось в десять тысяч долларов. Гораздо меньше, чем в других зарубежных клиниках. Когда мы были в Беларуси, туда приехала семейная пара из Луцка. Они лечили свою дочь в Израиле, где только один курс терапии стоил 30 тысяч долларов! А ведь их нужно не менее десяти...

- Через месяц после лечения, заметив, что мой ребенок стал хуже ходить, я испугалась, - признается Елена Давыдова. - Врачи успокоили: это влияние гормонов и химиотерапии. Кости размягчаются, ножки испытывают большую нагрузку. Чтобы не было переломов, нужно носить малышей на руках, возить в колясках. В больнице есть и коляски. Все для детей предусмотрено! Поступает ребенок - с ним работает психолог. Ведь дети видят других, безволосых, с послеоперационными шрамами, и, естественно, не хотят лечиться.

Человек в костюме пчелы ходит по палатам, развлекает маленьких пациентов. Есть и специальная игровая комната. А для мам существует закон: хочешь поплакать - выйди. Ребенок не должен это видеть. Мне очень помогла книжка, в которой просто и понятно описано, что происходит в организме ребенка во время болезни. В белорусской клинике ее дают всем родителям. Я размножила книжку для отделения гематологии Запорожской детской областной больницы. Пусть врачи дают ее читать мамам, чьи дети болеют. Нужно, чтобы у них была надежда.

- Как сейчас себя чувствует Катя?

- У нее наступил период ремиссии, - отвечает мама. - Пьет таблетки, ходит на "химию". Каждую неделю у Катюши берут кровь на анализ. Так как любой вирус в этот период очень опасен, общается только со мной, папой и бабушкой. Лечение предполагает два года поддерживающей терапии и стерильного режима. После этого дочку ждет нормальная жизнь.

Если раньше наша Катя была спокойным ребенком, то после пребывания в белорусской клинике ее словно подменили. Все время в движении, настоящая непоседа. Это такое счастье! Кстати, когда с доченькой случилась беда, наши родственники и друзья обратились в церковь. За здоровье Катюши молились не только в нашей стране, но и в Америке. То, что доченьке успели помочь, иначе, как чудом, не назовешь!

Год назад, когда Катя нуждалась в большом количестве тромбоцитов, Давыдовы узнали, что в Запорожье, крупном промышленном городе, нет современного сепаратора крови. Каждую порцию (100 миллилитров) для девочки готовили ручным способом на областной станции переливания крови в течение трех часов! Местная газета "Суббота плюс", объявившая сбор средств на покупку аппарата, собрала 80 тысяч гривен. Еще 1 миллион 196 тысяч выделили из областного бюджета. Три месяца назад американский сепаратор купили. Как сообщили на станции переливания крови, второго такого в Украине нет. Узнав о сборе средств, Давыдовы перечислили десять тысяч гривен. Такую же сумму выделило предприятие, которым руководит глава семьи.

Юрий ГАЕВ "ФАКТЫ" (Запорожье)

(хуже) 1 2 3 4 5 (лучше) 
 
14.05.07 15:38 by admin


Гость14.05.07 17:20

da,dengi tvoryat chudesa.
 
Гость15.05.07 08:41

Когда же у нас государство будет также заботиться о больных детях?
 
Гость24.05.07 13:08

Хочется плакать от нашей власти как она нас бросила на виживание
 
Гость31.05.07 11:45

Дай БОГ здоровья девочке и тысячам таких же деток!Мир не без добрых людей.Обидно,что наше правительство не видит проблем простого народа...
 
Гость08.07.07 14:18

Провести химиотерапевтическтое лечение лейкоза могли и в Украине. например в "Охматдете" тем более у родителей были деньги им бы там не отказали
 
DIGMAALUMMA14.06.14 23:52





 


Ваш комментарий к статье "Юрий ГАЕВ: "Врачи объяснили, что у нашей дочери - острый лейкоз, в Украине ей помочь не смогут. а если через три дня не начать лечение, девочку мы потеряем...""
Имя*
(max. 40 символов):
Email:
Сообщение*
(max. 6000 символов, осталось ):
Оформление текста: [b]Жирный[/b] [i]Курсив[/i] [u]Подчёркнутый[/u]


Все категории :: Последние статьи